• Размер текста: А А А
  • Цвет сайта: Ц Ц Ц
  • Фото:

Посетители Online

We have 31 guests and no members online

     
 
Интервью с профессором Санкт-Петербургской консерватории им. Н.А.Римского-Корсакова Ниной Александровной Бергер
 
 

 

Нина Александровна Бергер принимала участие в работе Летней творческой школы проведенной в Жиганске в 2016 г. Кроме этого Н.А.Бергер за последние три года уже провела несколько семинаров для преподавателей музыкальных учебных заведений республики в рамках проекта «Музыка для всех».

Многие читатели очевидно знакомы с методикой и учебными пособиями Н.А.Бергер. Она является Президентом общества «Музыка для всех», заслуженный работник высшей школы, доктор искусствоведения, профессор СПб ГК им. Римского-Корсакова.

— Нина Александровна, Вы не впервые участвуете в Летних творческих школах, проводимых в Якутии. Как думаете, насколько эффективен подобный метод — приобщение детей музыке в течение двух недель в рамках проекта «Музыка для всех».

— Начнём с понимания формулы «Музыка для всех». Мой Учитель Арон Львович Островский, по чьим учебникам сольфеджио занимались студенты музыкальных училищ и вузов по всей стране, и чьи идеи постоянно дают мне информацию к размышлению, считал, что в основе музыкального образования как в обычной, так и в музыкальной школе должны лежать единые принципы (!).

Практика моей работы за пределами высших учебных заведений (в музыкальных школах для детей и взрослых, в общеобразовательных школах в качестве преподавателя, консультанта и руководителя проектов, в подростковых кружках и студиях, в группах пенсионеров и детей с особыми потребностями) доказала правоту моего Учителя.

Мне неоднократно доводилось участвовать в летних творческих школах нашей страны, работать с детьми, обучающимися в ДМШ и ДШИ – предпрофессиональными учебными учреждениями заведениями. Дети (примерно 50 человек), уже умеющие играть на инструментах, совершенствовали свой исполнительское мастерство и повышали уровень музыкальной грамотности.

С необходимостью интенсивного способа обучения музыке детей от нуля за короткий срок я впервые столкнулась в Норвегии. Для обучения были приглашены десятилетние дети (30 чел.), пятнадцатилетние подростки (10 чел.) и педагоги музыкальной школы (12 чел.). Два дня мы должны были заниматься, а на третий в 11 ч. утра был запланирован Отчётный концерт по реализации проекта, на котором присутствовала городская администрация во главе с мэром. В итоге почти все дети и даже часть родителей решили учиться в музыкальной школе, чему педагоги школы были очень довольны.

ЛТШ в Жиганске и Оленьке поражают своей масштабностью (более 250-ти детей!) и разнообразием контингента. И все, не сговариваясь, проявили явный интерес к музыке и (что важно для меня) к музыкальной грамоте. 

— Сколько детей и взрослых обучалось на Ваших курсах и какова основная цель Ваших мастер-классов.

— Дети всех возрастов, уже играющие, и «от нуля». Взрослые (родители и бабушки), начинающие своё музыкальное образование в классах вместе с детьми, и взрослые, также начинающие, но уже на курсах повышения квалификации, и, наконец, педагоги-музыканты и музыкальные руководители детских садиков.

В течение недели на сольфеджио ежедневно приходило пять разновозрастных групп школьников по 35 человек каждая, и группа дошкольников с мамами, бабушками и дедушками в количестве примерно 20-ти человек. Основная цель мастер-классов – снять синдром отсутствия музыкальной одарённости, часто именуемый распространённым выражением «медведь на ухо наступил», и развеять бытующий несколько веков миф о сложности музыкальной грамоты.  

— Какие основные знания и навыки приобрели участники ЛТШ.

— Приведу только один пример. Дошкольник Гена после выступления на конкурсе вбегает в класс с открытой дверью (мой), берёт, спросив разрешения, книжечку «Младенец музицирует» и начинает самостоятельно по ней играть. Причём сразу с правильным ритмом и довольно близко к нужному темпу. Играет довольно много пьес подряд, и видно, какое он получает удовольствие от своего умения читать ноты «как книгу», умения, а, точнее, новой способности, приобретённой за несколько дней.

— Все ли было учтено с организационной точки зрения — оснащенность классов, наличие музыкальных инструментов и др.

— Блестящая организация проявила себя с первого шага по эвенкийской земле. Её можно охарактеризовать так, как певцы обозначает главное условие возникновения исполнительского шедевра: «вовремя и с нужной ноты…».

— Вы работали в большой и слаженной команде. В чем она проявлялась. Осуществлялись ли так называемые «межпредметные связи».

— Слаженность нашей команды во многом обеспечивала Евдокия Семёновна Карманова, на долю которой выпали и бытовые, и учебные, и организационные, и отчётные хлопоты. Можно было только удивляться, как она всё успевала.

Межпредметные связи между теорией музыки (в данном случае в моём лице) и музыкально-исполнительской практикой (в лице педагогов-инструменталистов)по-моемуярче всего проявились в проекте «Золотая секвенция».Здесь воедино слились факты из истории музыки (было охвачено четыре века), её теории (сама формула «Золотой секвенции» и пение с названием нот всеми присутствующими), сольное и ансамблевое  исполнительское мастерство всех педагогов ЛТШ и, наконец, работа с публикой, которая в этом проекте с позиций наблюдателя перешла на позиции участника (что и является credoнаправления «Музыка для всех»).

Межпредметным связям в методическом аспекте начало было положено опять же в общении с Евдокией Семёновной, которой удалось выкроить для этого время. Мы сидели за клавишным инструментом и искали пути облегчения работы над произведением через обращение к необходимым положениям теории музыки. Думаю, что эти связи будут укрепляться. Ведь теория музыки, направленная непосредственно на практику музицирования, может дать ключ к мгновенному осознанию множества закономерностей, без понимания которых выучивание произведения может затянуться на неопределённый срок.

В содержании самого курса музыкальной грамоты (клавирного сольфеджио) я много лет использую межпредметные связи с геометрией, архитектурой, орнаментом, физкультурой, языком, настольными и спортивными играми.

— На Ваш взгляд, какой резонанс в поселке получила Летняя школа.

— Мне кажется, что это вопрос не ко мне, а к жителям посёлка. Но я наблюдала и такую картину: на подходе к классу малыш выхватывает у мамы блок-флейту и, обгоняя всех, мчится по коридору на урок. Урок заканчивается, педагог занимается с другим учеником, а первый малыш стоит под дверью и играет, учит то, что задано на завтра. Кроме урока играли в свободных классах, в коридорах, спортзале, на лестницах, по пути в столовую. А в тёплые дни – прямо на улице. Играли не под нажимом взрослых, как нередко бывает с учащимися ДШИ, но для себя.

От себя могу сказать только то, что моим ученикам (а их было более двухсот) я очень хотела отдать как можно больше того, что умею и чем владею, ибо воспринималось это с явной благодарностью.

— Будет ли продолжаться обучение детей на тех инструментах, на которых они играли, и кто будет этим заниматься. Ведь для того, чтобы получить результат очень важна системность занятий.

— Если мыслить современными категориями, то надо начинать обращаться и к дистанционному обучению. Только оно в условиях пространственной отдалённости районов может обеспечить системность в занятиях. Во всяком случае в отношении музыкальной грамоты (теории музыки) со взрослым контингентом на КПК мы в СПб апробировали это ещё в 90-х  годах. В последние годы получили опыт работы КПК в режиме on-line. Сейчас мы в СПб начинаем делать Программу обучения детей (и всех желающих) музыкальной грамоте в дистанционном варианте. Для Якутии этот вопрос предварительно обсуждался с артистом симфонического оркестра Дедюкиным Андреем Семёновичем, заинтересованным в этом проекте.

В дистанционном обучении нужно учесть очень много важных составляющих, а главное – содержание. В него в соответствии с направлением «Музыка для всех» должно быть отобрано только то, что кратчайшим путём приведёт человека непосредственно к музицированию. Здесь не годятся государственные стандарты для ДМШ и ДШИ, где громадное количество времени занимают дорогие индивидуальные занятия. В условиях преобладания более рентабельных групповых форм обучения их эффективность будет сведена к нулю.

Равно не годятся и существующие стандарты для общеобразовательных школ, ибо они не ставят целью музицирование, а именно оно является главной отличительной особенностью проекта «Музыка для всех».

Дистанционный курс, заполняющий время между Летними творческими школами,  позволит в ЛТШ проводить не только конкурсы тех, кто занимается «здесь и сейчас», но и тех, кто самостоятельно занимался в течение года дистанционно.  Возможны и конкурсы семейных ансамблей, причём как в одной, так и в заочной форме.

Беседовала З.Г. Павлова, профессор ВШМ РС(Я)

Written by Администратор   |   Last Updated: Wednesday, 25 April 2018 16:26
 
 
#fc3424 #5835a1 #1975f2 #9ada4e #a9f9a7 #1d3eff